Брат за бортом

На фирме был праздник. Угощала Марина. Она купила торт, шампанское, фрукты и гору сладостей. Желающих выпить на халяву оказалось немало. Пришли даже агенты из другого отдела. Отказать было неудобно, поэтому их радушно встретили и усадили за стол.

Марина раскраснелась от выпитого шампанского и тостов-здравниц в ее адрес. От длительного напряжения ее наконец-то отпустило, поэтому она сегодня была особенно возбуждена: шутила, смеялась и даже строила глазки менеджеру.

Зашел поздравить агента и руководитель отдела Максим Владимирович. Он дождался, когда ему наполнят бокал, а затем, подбирая слова, стал медленно говорить:

– Обычно я не поздравляю агентов со сделкой. Это их работа, за которую они получают приличное вознаграждение. Но тут случай особый. Такого объекта, который пришлось продавать Марине, не припомню за все годы работы. Молодец, справилась!

Последние слова шефа утонули в общем гомоне голосов. Все дружно чокались и поздравляли «именинницу», поэтому звонок мобильного телефона сначала никто не услышал. И только когда все поднесли пластмассовые стаканчики ко рту и наступила тишина, Марина невольно вздрогнула от громкой мелодии своего сотового.

– Да выключи ты мобилу, не надоела она тебе за время сделки, отдохни хоть сегодня! – кричали кругом.

Марина так и хотела поступить, но высветившийся номер последнего клиента заставил ее нажать не на красную, а на зеленую кнопку. То, что она услышала, испортило настроение всем присутствующим. Клиентка сообщила, что из квартиры, которую она купила, до сих пор не все «выписались».

Человек предполагает…

Семья Потаповых (мать и двое взрослых детей) продавала квартиру в Подмосковье. Но не в городе или поселке, и даже не в деревне, а в доме, который находился при санатории. В нем обитали сотрудники. Но когда санаторий приказал долго жить, работы не стало, и бывшие труженики начали потихоньку продавать квартиры. Только вот желающих ехать в эту «дыру» находилось немного, поэтому многие использовали квартиры в качестве дач.

Потаповы в квартире тоже давно не жили. Мать перебралась к сожителю, дочка с мужем снимала квартиру вблизи от работы, а сын нашел приют у отца. Им, правда, повезло больше других: свое жилье они сдавали даже зимой. Правда, за сущие гроши, но радовало то, что хотя бы не расходов по квартплате.

Годы брали свое, и старшая Потапова стала сдавать, у нее все чаще прихватывало сердце. Тогда дочь Анна предложила квартиру продать. Им с мужем надоело жить на съемной квартире, хотелось иметь свой угол. Мать согласилась. Младший брат, который был здесь «прописан», тоже не возражал. Ему было все равно, где числиться, лишь бы штамп в паспорте стоял.

Вскоре деятельная Анна нашла по знакомству приличную фирму, и работа закипела. Звонки по рекламе были, но как только желающие узнавали про расположение квартиры, то многие даже на просмотр не приезжали. Всерьез заинтересовалась квартирой только одна пенсионерка. Она давно хотела купить дачу, но ничего приличного по ее деньгам не попадалось, а ехать на край Московской области особого желания не было. Здесь же места живописные, летом красота, да и до Москвы не так далеко.

Все бы хорошо, да только просили для такой «дыры» дороговато. Агент фирмы Марина уже устала от этой квартиры, поэтому уговаривала Анну согласиться на условия покупателя. В ответ упертая клиентка твердила, что не будет снижать, когда цены везде растут

Риэлторы объясняли ей, что растут-то цены в приличных районах, а ее квартира, к сожалению, находится в глухом месте. Но Анна понимала, что если уступит, то не хватит денег на ту квартиру, какую хочет. И чем дольше шли дебаты, тем больше увеличивался разрыв доплаты. На фирме уже тоже устали от этой тягомотины и откровенно сказали Анне, что если она не уступит, то просто-напросто разорвут с ней договор. Волей-неволей пришлось согласиться на условия покупателя.

Деньги под выписку

Все на фирме настолько намучились с этой занудной сделкой, что когда у продавца с покупателем все сложилось, так обрадовались, что даже потеряли обычную профессиональную осторожность. Руководство отдела не оставило денег под «выписку» клиентов из продаваемой квартиры. Менеджер и агент решили, что проблем с этим никаких не будет, – посчитали, что все будут только рады уехать из этого места. Правда, юриста фирмы слегка смущал брат – молодой балбес, который, по слухам, еще и баловался наркотиками. Но он прикрылся нотариально заверенным заявлением молодого человека о том, что тот в месячный срок после продажи квартиры обязуется «выписаться».

А между тем события развивались следующим образом. Мать Анны уже к окончанию сделки слегла с сердечным приступом в больницу, где вскоре и умерла. Когда брат приехал на похороны матери и завел с сестрой разговор о «прописке», та дала понять, что не горит желанием «прописать» его у себя. Мол, раз ты живешь у отца, то у него и регистрируйся. Но это было нереально. Оба понимали, что вторая жена отца вряд ли даст на это согласие.

Поэтому после похорон безутешный сын ушел в очередной загул и напрочь забыл о «прописке». Штампа же в паспорте его никто не лишил, поэтому переоформление его не особо угнетало.

 

«Выписать» сейчас просто

Но если молодого балбеса это не беспокоило, то незримое присутствие третьего лица, зарегистрированного в квартире, угнетало новую хозяйку. И едва закончился срок снятия с регистрационного учета, прописанный в договоре, пенсионерка тут же позвонила в фирму и сообщила о проблеме.

Марина, убедившись в том, что Анна не будет «прописывать» брата, а тот добровольно не снимется с регистрационного учета, доложила об этом руководству компании. Ответ начальника отдела ее немного озадачил. Он, грустно посмотрев на агента, сказал:

– Придется «выписывать» через суд. Сейчас это не проблема. Но компанию прошу не привлекать, юриста от дела не отрывать, занимайся сама. – И, увидев растерянное лицо девушки, попытался ее приободрить: – Но ты не горюй, все будет нормально. У тебя же есть его заявление, поэтому любой суд «выпишет» этого братца не глядя.

Правда, «не глядя» все же не получилось, но, тем не менее, со второго раза решение о снятии брата с регистрационного учета было принято. Все вздохнули с облегчением. Естественно, кроме самого «виновника торжества». Брат кричал на суде, что мало того, что сестра лишила его собственности, так еще и «прописывать» к себе не хочет, зараза. Вот подаст на нее в суд, тогда попляшет….

Московская адвокатша

Этим угрозам мало кто придал значение, но, как оказалось, зря. Буквально через полгода пенсионерке пришла повестка в суд того района, где Анна купила квартиру. Приняв сердечных капель, та позвонила Марине. И хотя агентшу уже бросало в дрожь при упоминании этой квартиры, но, помня наставления руководства компании, она вновь включилась в разбирательство дела.

Брат затаил смертельную обиду на сестру и хотел через суд восстановить справедливость. А так как у него не было денег на адвоката (а без него, как сказали ему знающие люди, дело не выиграть), заливал обиду водкой. Но неожиданно его отцу привалила халява: у него за приличные деньги купили земельный пай. И тогда он решил финансово помочь сыну, выделив энную часть от полученной суммы на адвоката. С местными юристами у них не сложилось, поэтому сын обратился в московскую адвокатскую контору.

Московская адвокатша оказалась дамой энергичной и рьяно взялась за дело. Когда она на суде стала задавать вопросы пенсионерке о том, как она купила квартиру, сколько реально заплатила, – мол, у нее есть заключение специалистов о том, что ваша цена занижена, – бедной покупательнице стало плохо. Пришлось вызывать врача.

Брат потирал руки. Адвокатша вдохновилась и стала наступать. Заявила Анне, что если та не зарегистрирует у себя брата и не выплатит ему компенсацию за то, что в свое время лишила приватизации, то сделка будет расторгнута. Услышав это, пенсионерка слегла в больницу.

Дело принимало неприятный оборот. Марина пошла в местную адвокатскую контору на прием. Заплатив из гонорара юристам, рассказала суть дела, все без утайки. Опытный адвокат сказал, что, мол, расторгнуть сделку истцу вряд ли удастся. Вполне возможно, что лишили доли брата незаконно, но это было решение матери и того ведомства, которому дом, в котором они жили, принадлежал. Матери уже нет, а судиться с ведомством бесперспективно. Думаю, продолжал далее юрист, что адвокат истца это понимает, но пока ей будут платить, нервы вашей клиентке помотает.

Так как пенсионерка не желала рисковать, то за 12 тысяч наняла этого адвоката защищать ее интересы в суде. Как и предполагал адвокат, нервы мотали больше полугода. Но как только у брата закончились деньги, активность московского адвоката угасла, она даже формально не всегда приезжала на суд. Поэтому решение: в иске отказать – казалось вполне закономерным.

И хотя пенсионерка была от души рада этому, но купленная квартира стала ей уже не мила. Она решила ее продать. Как говорится, от греха подальше. Сегодня суд решил так, а что будет завтра, известно одному Богу.

Поделиться в соц. сетях

0
-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

регистрация доменов
домен RU - 99 руб
домен РФ - 99 руб
Дешевый хостинг
При копировании любых материалов с этого сайта активная ссылка на оригинал статьи обязательна.

Подпишись на обновления:
RSS Feedburner:

Новая Книга

Обложка
Новая книга уже появилась в продаже в интернет-магазине OZON.RU и других книжных магазинах Москвы и Питера.
Связаться с автором можно по e-mail: VNV52@mail.ru .

Книга

Риски покупателей квартир высоки
Данную книгу можно приобрести в интернет-магазине OZON.RU и других книжных магазинах Москвы и Питера. Можем выслать по почте в любой регион, но не менее упаковки = 20 шт. Цена договорная.
VNV52@mail.ru .

Книга

квартиры с червоториной
Как не стать жертвой мошенников?
На что обращать внимание при покупке квартиры?
Ответы на эти и другие вопросы вы найдете в книге
"Квартиры с червоточиной".

Свежие записи

Свежие комментарии